Первый экземпляр скорострельного авиапулемета ШКАС увидел свет в декабре 1930 года. Это была первая в мире чисто авиационная система пулемета, сразу же выдвинувшая СССР в лидеры по созданию вооружений подобного рода. Разработал это чудо-оружие советский оружейник Б. Г. Шпитальный при активном участии И. А. Комарицкого. Чуть более года понадобилось друзьям для проведения отладки конструкции, и вот 13 февраля 1932 года Артиллерийским управлением был дан заказ на изготовление семи единиц этого пулемета для проведения испытаний.

В первых числах лета 1932 года один из образцов представили К. Е. Ворошилову. Клемент Ефремович был приятно удивлен мощи и скорострельности новой модели. Звук пулеметной очереди даже не был похож на таковую – он больше напоминал шквал огня. Все механизмы оружия действовали совершенно безотказно.

Красный маршал оказался очень довольным проведенным испытанием. Он от всей души поздравил изобретателей с успехом и пообещал посодействовать принятию их детища на вооружение Красной армии.

22 июня 1932 года Реввоенсоветом было принято специально решение, касающееся работы конструктора Б. Г. Шпитального. В нем отмечалось успешное окончание работ по созданию и постройке 7,62 мм сверх-скорострельного авиапулемета, который при испытаниях показал скорострельность 2 000 выс./ мин. Здесь же начальнику ГАУ Красной армии было предложено в течение одного месяца закончить оставшиеся испытания оружия и принять его на вооружение РККА. Следом был издан приказ, обязующий в те же сроки проработать план внедрения пулемета в военную авиацию страны. Особо было оговорено, что оружию Б. Г. Шпитального придается исключительное значение, поэтому его внедрение следовало произвести в максимально короткие сроки.

7 октября 1932 года Реввоенсоветом были одобрены результаты проведенных испытаний оружия, и спустя четыре дня оно было поставлено на вооружение РККА под названием «7,62-мм пулемет Шпитального-Комарицкого авиационный скорострельный» (ШКАС).

Конструкторы ШКАСа смогли создать конструкцию с использованием особого устройства непрерывного питания, многожильной возвратной пружиной высокой живучести и иными конструкционными решениями, нигде ранее не применяемыми. По скорострельности пулемет оставил далеко позади все иностранные образцы автоматического оружия того времени. К примеру, стоящий на вооружении американской армии пулемет Кольта-Браунинга М3, британский пулемет Виккерса, немецкий MG-15 или французский пулемет Дарна, обладая одинаковым весом и примерно одинаковым калибром, не могли похвастаться темпом, превышающим 1100 выс./мин.

Специально для ШКАСа КБ, руководимое Н. М. Елизаровым, разработало несколько видов патронов, обладающих трассирущим, зажигательным и бронебойно-зажигательным действиями. Пули последнего даже обладали способностью к воспламенению бензобаков, защищенных броней. Применяемый боезапас весьма повысил эффективность пулемета.

Первые экземпляры ШКАСов имели очень слабую живучесть – что-то около 2 000 выстрелов. Поэтому, выдавая заказ на производство первой крупной партии пулеметов, советское правительство потребовало повысить живучесть вдвое.

И вот уже в апреле следующего года Шпитальный и Комарицкий представили командованию доработанный образец своего оружия, отличающийся не только повышенной живучестью, но и несколькими эффективными доработками.

До конца войны ШКАС подвергался нескольким модификациям. Все модели обладали высокой скорострельностью и живучестью. Немцы так и не смогли создать ничего подобного советскому авиационному оружию.